Индекс Hезависимости
Cудебной Cистемы (ИНСС)

Судебная система Грузии: на перепутье реформы

В российских СМИ часто обсуждают грузинский опыт реформирования полиции. Однако едва ли подобный прогресс наших южных соседей был бы возможен без комплексного подхода к реформированию всей правоохранительной и правоприменительной системы.

При этом мы здесь, в России, не так много знаем о том, как сегодня функционирует судебная система Грузии. Чтобы восполнить этот пробел, на днях я побывал в грузинской столице. В ходе поездки удалось не только посетить учреждения судебной власти республики, но и подробно поговорить с судьями и сотрудниками аппарата Верховного суда Грузии.

Мой визит, как представителя российской Общественной палаты, не стал для грузинской Фемиды каким-то странным или подозрительным событием. Напротив, доброжелательность и открытость демонстрировали уверенность в достигнутых результатах реформы и стандартах работы. Не секрет, что даже грузинская оппозиция признала факт, что коррупции в судебной системе республики больше нет.

По словам руководителя бюро председателя Верховного суда Лаши Магхрадзе, примерно с 1997 года в Грузии было много попыток реформирования судебной системы, но все они заканчивались неудачей, в первую очередь «из-за отсутствия политической воли к глубинным изменениям». И только с приходом в 2005 году новых людей к руководству судебной системой удалось осуществить по-настоящему серьезные реформы. Политическая воля, по мнению всех моих респондентов, заключалась в том, что реформированию подверглась вся система юстиции, а не отдельные подразделения и институты.

Так уж совпало, что визит члена российской Общественной палаты пришелся на профессиональный праздник – День судьи. Этот праздник в Грузии существует около десяти лет. Автору этих строк посчастливилось оказаться на торжественном вечере, в котором участвовали многие судьи с разных концов Грузии.

Первое, на что нельзя было не обратить внимания, — молодость служителей грузинской Фемиды. Известно, что семь лет назад председателем Верховного суда республики стал 32-летний Константин Кублашвили. За несколько лет ему удалось собрать команду единомышленников — молодых и целеустремленных судей, которые помимо большого желания довести реформу до конца, обладают проектным стратегическим мышлением. Средний возраст судей — от 35 до 40 лет. Хотя, по мнению проводников реформы, омоложение судейского корпуса не являлось самоцелью, главным было искоренение «предыдущих порочных традиций».

 

В шесть раз больше

С кем бы я ни заводил разговор о состоянии дел в грузинских судах до 2005 года — все в один голос говорили, что это была абсолютно коррумпированная система. Решения принимались за деньги, либо за подношения. Это была привычка, или, если можно так выразиться, своеобразная «культура» судопроизводства. Да и вообще подобные вещи можно было наблюдать во всех ситуациях, где гражданин сталкивался с государством.

В 2005 году началась жесткая борьба с коррупцией. Примерно за три года четырнадцать судей не только потеряли свой статус, но и оказались осужденными за коррупционные преступления. Параллельно был поставлен целый комплекс задач: достижение максимальной независимости судебной власти от исполнительной, институциональные преобразования, повышение зарплаты, увеличение бюджета судебной системы, создание современной инфраструктуры. Судьи, с которыми удалось переговорить, подтвердили: сегодня созданы такие условия работы, что судья не должен думать ни о чем, кроме тех решений, которые ему предстоит принять.

Если зарплата судьи первой инстанции в 2005 году составляла 500 лари (250 евро), то сегодня на аналогичной позиции судья получает 3000 лари (1500 евро). В шесть раз больше. Помимо того, что зарплаты выросли, любой гражданин Грузии, и не только, может видеть их размер на сайте суда. А заодно — и весь бюджет, например, того же Верховного суда Грузии.

 

Три инстанции

Рассмотрение всех дел осуществляется в рамках трех инстанций.

Первая инстанция – городские суды крупных городов (либо районные – в районных центрах страны), которые включают и магистральных судей. Магистральные судьи рассматривают несложные дела в удаленных районах и деревнях, но, тем не менее, являются частью городского либо районного суда.

Для того чтобы сократить все бюрократические моменты, были увеличены городские суды. Если раньше в Тбилиси было пять судов в разных районах города, то сегодня — один объединенный суд, который рассматривает дела по трем направлениям: гражданские, уголовные и административные. Максимально упрощены процедуры для граждан, которые теперь могут подать исковое заявление по любому вопросу в один судебный орган.

В качестве второй инстанции действуют два апелляционных суда: один в Тбилиси, второй — в западной части Грузии. Таким образом, все апелляционные дела рассматриваются по территориальному признаку в двух частях страны: на востоке и на  западе.

Третья инстанция – кассационная, которой является Верховный суд Грузии. До 2005 года Верховный суд рассматривал дела первой инстанции. Однако сегодня его работа сосредоточена на рассмотрении кассационных жалоб, но главное — на обобщении судебной практики.

Посещение городского суда Тбилиси – огромного судебного комплекса — действительно впечатлило. Сегодня это, пожалуй, главное место встречи гражданина Грузии с правосудием — у этого суда самая высокая нагрузка. По словам руководителя Управления внешних связей и пресс-службы Верховного суда Наны Васадзе, в месяц судья городского суда в среднем рассматривает около сотни дел. Это суд первой инстанции, в котором рассматриваются как гражданские и уголовные, так и административные дела. Нагрузка приличная, все-таки Тбилиси – город-миллионник, однако очередей не видно.

«Нам было важно создать максимально комфортные условия для посетителей по всем вопросам. Для этого была создана электронная система обслуживания граждан», — объясняет Нана Васадзе.

Фойе суда напомнило своим оснащением современный европейский банк, дорожащий своей репутацией перед клиентами. Нажав на экран специального терминала для посетителей, заявитель или любой другой участник судебного процесса получает карточку с номером, который довольно скоро загорается над окошком сотрудника единой справочной службы. Ни очереди, ни проволочек, а главное, что людей не «отшивают» по формальным признакам из-за пропущенной запятой в исковом заявлении, а помогают решить проблему. Сотрудники подчеркнуто вежливы и терпеливы.

Судебные коллегии и залы судебных заседаний распределены на трех этажах огромного здания. На первом слушаются уголовные дела. Это связано в первую очередь с вопросами безопасности и удобством доставки подсудимых. Второй этаж закреплен за гражданской коллегией, а третий – административной.

«Это чтобы для споров с государством было труднее подняться на этаж?» — попробовал пошутить я. «Вообще-то у нас удобный лифт», – ответила Нана. «Кроме того, по статистике граждане выигрывают у государства более 60% дел. В том числе весьма значимых. Не так давно гражданин смог вернуть несколько миллионов долларов переплаченных налогов, и это — не единственный прецедент».

Интересно, что в Грузии как такового государственного арбитражного суда, а тем более арбитражной системы нет. Есть коммерческий арбитраж, который сам по себе является ни чем иным, как обществом с ограниченной ответственностью. Дела между юридическими лицами рассматриваются на коммерческой основе. Однако все решения должны получить подтверждение в гражданской коллегии общего суда. На всякий случай, так сказать.

Помимо институциональных реформ, был проведен комплекс законодательных  изменений, касающихся и статуса судей и работы суда. Среди них — пожизненное назначение судей.  Оно будет реализовано, согласно новому закону с 2013 года. По мнению местных экспертов, это очень большое достижение, гарантирующее независимость.

Еще одним важным моментом было принятие специального закона, регламентирующего правила коммуникации судей общих судов, нормы поведения не только судей, но и высокопоставленных должностных лиц. Этот закон предусматривает серьезные уголовные санкции, за нарушения принципов независимости судей. Причем наказываются не только судьи, но и те, кто пытается оказать на них какое-либо влияние. Этакий «кодекс этики правосудия», регламентирующий поведение всех явных и скрытых участников и интересантов процесса.

 

Высший Совет юстиции

Одним из главных гарантов независимости судебной системы Грузии, по мнению грузинских коллег, стало реформирование Высшего Совета юстиции (ВСЮ), который имеет целый ряд важнейших функций, главной из которых является формирование бюджета судебной системы, за исключением Верховного суда, который имеет свой независимый бюджет. Также этот орган ведет все важные кадровые вопросы, включая прием на работу, дисциплинарные наказания и увольнения, продвижение судей с назначением их в более высокую инстанцию, а также административных сотрудников, чья работа также отслеживается Советом.

До 2007 Совет был чем-то вроде совещательного органа при президенте республики, который автоматически являлся его председателем, что, безусловно, нарушало административный баланс, определяющий степень независимости судебной системы. Секретарь ВСЮ также назначался президентом. Однако сегодня Совет возглавляет председатель Верховного суда. Секретарь Совета юстиции, как и другие члены, представляющие судейское сообщество, избираются Конференцией судей.

ВСЮ формируется из трех частей: от судебной системы, от парламента и от президента. Большая часть состоит из судей, которые представлены 9-ю из 15 членов, включая председателя ВС и секретаря, который также должен быть действующим судьей. Два члена назначаются президентом, оставшиеся  4 – от парламента, при этом члены-депутаты должны приостановить членство в политических партиях, а один из них обязательно избирается из представителей оппозиционной парламентской партии. Кроме того, члены ВСЮ не должны получать никакого иного дохода, кроме официальной зарплаты. Под запретом и владение акциями.

По мнению руководства ВС, участие в работе Высшего Совета юстиции представителей парламента очень важно и полезно, так как они отстаивают бюджет судебной системы, аргументируя перед коллегами-депутатами важность  расходов на те или иные нужды.  Фактически эти депутаты лоббируют интересы судебной системы через переговорный процесс в парламенте. Насчет подобной практики были сомнения, которые высказывались, в том числе и американскими экспертами, однако, по мнению судей за все время работы ВСЮ участие членов парламента не создало никаких проблем. Напротив — доказало эффективность. Реализация бюджетных программ, как и в России, осуществляется специально созданным судебным департаментом.

 

Как стать судьей

В разговоре с представителями Верховного суда возник вопрос: «А судьи кто?». Оказалось, что с начала реформы изменились принципы и порядок отбора кадров.

Появился отдельный специальный экзамен для судей, который сдается после прохождения кандидатами обучения в Высшей школе правосудия. Однако поступление в эту школу, количество мест, определяется Высшим Советом юстиции и проводится на основе вступительных испытаний.  Абитуриент сдает письменные и компьютерные тесты по своей специальности (уголовное, гражданское или административное право). Очень важным является общий интеллектуальный тест, определяющий уровень личностного развития. После прохождения тестов, кандидат проходит собеседование с членами ВСЮ, и только после этого жесткого фильтра будущий судья допускается к обучению в Высшей школе правосудия (ВШП), которая работает с 2007 года и имеет три представительства по стране. До создания ВШП практиковалось всего лишь двухнедельное обучение кандидатов, чего явно недостаточно.

Сегодня курс обучения составляет 10 месяцев, в течение которых человек получает все необходимые навыки для работы судьей. С учетом вступительных экзаменов и испытаний предполагается достаточное знание права, поэтому обучение сконцентрировано на тех практических навыках, которые необходимы в реальной работе судьи.  В этом учебном процессе опытные судьи становятся наставниками молодых кандидатов, и помогают им в ходе прохождения стадии интернатуры (практических занятий). В среднем в год проходит обучение от 7 до 10 таких студентов, которые по итогам обучения и выпускных тестов получают мантию и удостоверение судьи, подписанное председателем Верховного суда Грузии. То есть назначение всех судей осуществляет не президент, а председатель Верховного суда – единоличный руководитель судебной системы.

С 2009 года почетное звание судьи во всей Грузии получили всего чуть более сорока человек. Однако с 2005 года судейское сообщество обновилось примерно на 160 судей нового поколения. А это примерно пятая часть корпуса.

 

Суд присяжных

С 2011 года в Грузии заработал суд присяжных. В рамках судебного процесса жюри присяжных заседателей определяет лишь факт виновности подсудимого, притом, что наказание определяется судьей. Важный момент, что решение суда присяжных не может быть обжаловано и является окончательным.

С прошлого года пока состоялось лишь два подобных судебных процесса, и только в Тбилиси. С конца 2012 этот опыт будет продолжен и подобный суд начнет действовать в Кутаиси. Пока возможность рассмотрения дел судом присяжных предусмотрена для дел в отношении убийств с отягчающими обстоятельствами. В ближайшее время должны заработать поправки в Уголовный кодекс, согласно которым суду присяжных будут подведомственны дела об изнасилованиях.

Однако основной смысл, который придают реформаторы этому виду судопроизводства — повышение доверия к системе правосудия со стороны населения, вовлечение в судебный процесс граждан, которые должны понимать, в том числе и всю сложность принятия решений. Как и в России, при отборе присяжных в Грузии используется список избирателей. При этом участие прошедшего отбор присяжного в судебном процессе – строго обязательно. Если нет действительно уважительной причины, то кандидат в присяжные заседатели, который попытается уклониться от исполнения обязанностей, будет серьезно оштрафован.

 

Судьи-спикеры

Одним из самых больших достижений судебной реформы в Грузии стал прорыв в отношениях с обществом и гражданскими институтами. По данным некоторых международных исследований сегодня уровень доверия к судебной системе страны составляет от 60% до 70%. И здесь главной причиной успеха стал комплексный стратегический подход к развитию внешних связей.

По мнению Наны Васадзе, система внешних связей должна действовать не точечно, а комплексно, и с применением разных инструментов. Помимо того, что были созданы условия, при которых гражданин, приходя в суд, быстро и с комфортом получает всю нужную информацию (дружелюбность системы по отношению к «пользователю»), было проработано и последовательно реализовано множество направлений публичной деятельности. Это и обучение судей взаимодействию с журналистами, подготовка судей-спикеров, работа с детьми, с государственными органами, множество тренингов для журналистов, социальных работников, активная издательская деятельность.

Нана Васадзе пришла в суд из журналистики. Возле ее кабинета в Верховном суде висят несколько конкурсных работ-иллюстраций, на столе множество различных брошюр и красочных пособий для обучения и тренингов. Все: от дизайна, полиграфии, до содержания текста, выполнено на высшем уровне.

Особой гордостью управления внешних связей является введение должности судьи-спикера. Модель участия судей спикеров взята из практики западно-европейских стран, в частности, использован опыт Германии. В каждом суде теперь есть по два-три специально обученных судьи, которые, всегда готовы прокомментировать решения своих коллег по тому или иному делу. Для того чтобы этот механизм работал, было проведено много специальных тренингов, а также разноплановых мероприятий с участием журналистов и судей. Авторы тренингов стремились не только рассказывать о достижениях, но и найти общее понимания, общий язык с представителями СМИ, наладить по-настоящему партнерские отношения. Однако, несмотря на проделанную и продолжающуюся работу, проблема большого количества негативных публикаций так и не преодолена. Закон жанра суров.

 

Институт медиации

Помимо жюри присяжных, новшеством можно считать и введение института медиации.

Применение медиативной процедуры по замыслу реформаторов призвано сбалансировать нагрузку судов, а заодно смягчить противостояние людей в деликатных семейных спорах и имущественных конфликтах. Сейчас внедрение медиации проходит первый экспериментальный этап. По некоторым видам споров прохождение медиативных процедур становится обязательным, но при этом бесплатным. Если же стороны не смогут прийти к соглашению при помощи медиатора, то они будут направлены в суд первой инстанции. Для того чтобы эта система медиации работала, между Верховным судом Грузии и Тбилисским государственным университетом подписано соглашение о подготовке медиаторов. Для них разработан специальный курс, включающий не только правовые дисциплины, но и психологию, конфликтологию, и так далее. Впоследствии, планируется делегировать медиативные функции аккредитованным частным юридическим фирмам.

Руководитель бюро председателя Верховного суда Грузии Лаша Магхрадзе особо выделяет именно структурную реформу: «Безусловно, зарплата не может быть основной гарантией независимости судей. Было проработано множество технических моментов, включая искоренение любых бюрократических проволочек, потенциально создававших коррупционную ситуацию».

По мнению представителей судебной системы республики, сейчас сложно сказать, сколько потребуется еще лет, чтобы можно было сказать, что реформа закончена. Они воспринимают этот процесс, как непрерывный, но осуществляемый в соответствии  с утвержденной стратегией.

Денис Дворников, член Общественной палаты РФ, кандидат юридических наук


Статья опубликована с сайта http://rapsinews.ru/international_publication/20120525/263265278.html

Комментарии отсутсвуют

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.